Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина

Права человека не следует понимать только как средство до­стижения какого-либо блага, они сами материализуются в некую социальную ценность, если обеспечены условиями жизни и гаран­тированы. В данном случае роль государства является не просто важной, но, пожалуй, самой главной и самой существенной. Ес­тественно-правовые традиции и взгляды основаны на том, что в догосударственном состоянии произвол (свобода) каждого челове­ка не ограничивался никакими факторами и состояние общества укладывалось в знаменитую формулу Т.Гоббса: «Война всех про­тив всех». Люди, заключившие между собой договор о создании государства (в данном случае мы рассматриваем общественный до­говор не как конкретный исторический факт, чего, вероятно, в истории никогда не было, а как определенную методологическую позицию. - Авт.) передали ему свои права в обмен на то, что со стороны государства они получат надежную защиту и гарантию своей жизни и интересов. Утратив свою естественную свободу, они приобрели свободу гражданскую. Последняя отличается от первой тем, что свобода, потребности и притязания не могут существовать и проявляться в некоем вакууме. Быть членом общества - значит соотносить свои поступки, действия с интересами других людей. Права и свободы не могут быть абсолютными, они имеют естест­венные рамки, которые как раз и определяет государство, посколь­ку оно создается для блага всех - благой жизни, по Аристотелю. Государство в процессе осуществления прав и свобод каждым индивидом не может и не должно быть сторонним наблюдателем. В данном случае оно является как бы равнодействующей силой, которая примиряет эгоистические интересы отдельных членов об­щества, противоречия частного, индивидуального и общего, ис­пользуя при этом правовые средства. При столкновении интересов людей и религиозная, и светская доктрины имеют общую формулу: «Относись к другим так, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе». Еще Б. Спиноза утверждал, что мера свободы индивида и государства определяется не предпи­санием дозволенного им своеволия, а степенью их разумности, по­скольку свобода возможна лишь на основе и в границах познанных естественных необходимостей. Только разумная воля, с его точки зрения, является свободной, а государство может быть признано таковым, если его законы основываются на здравом рассудке. Взаимная свобода людей неизбежно предполагает и ее взаим­ные ограничения, нисколько не нарушая при этом равноправие граждан, поскольку предполагается их взаимнаяответственность.Социальные возможности обретают юридическую форму прав че­ловека, в то время как социальные необходимости юридической формой своего выражения имеют обязанности. Категория социальной свободы может рассматриваться только в паре с категорией социальной ответственности. Это общепри­знанная международно-правовая и внутригосударственная прак­тика. Конституция России в данном случае допускает возмож­ность ограничения прав и свобод человека, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, а также «нравственности, здоровья, законных прав и законных интересов других людей...» (ч. 3 ст. 55). Конституция устанавли­вает, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» (ч. 3. ст. 17). Президент Российской Федерации согласно ст. 80 Конституции является гарантом прав и свобод граждан. Весьма важным государственным институтом в механизме обеспечения прав и свобод человека является должность Уполно­моченного по правам человека, которая введена в феврале1997 г. Федеральным конституционным законом РФ «Об Уполномочен­ном по правам человека в Российской Федерации». В статье 1 За­кона говорится, что должность Уполномоченного по правам чело­века в Российской Федерации учреждается в соответствии с Кон­ституцией Российской Федерации в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного само­управления и должностными лицами. Примечательно, что Упол­номоченный по правам человека назначается на должность и ос­вобождается от должности Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации. Закон устанавливает, что Упол­номоченный при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должност­ным лицам. Строго говоря, реализация и эффективность норм о правах и свободах человека в любом государстве, обществе, так или иначе, зависит от многих факторов. Не претендуя на исчерпывающую полноту, в качестве таковых можно указать на некоторые из них: степень демократичности властных институтов государства; по­литические, культурные и правовые традиции; состояние эконом­ки; нравственная атмосфера и степень согласия в обществе; состо­яние законности и правопорядка и т.п. Следовательно, для того чтобы обеспечить перевод возможностей, содержащихся в дейст­вующем законодательстве, в конкретные правоотношения, необходимо создать надежный механизм реализации и контроля за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, поскольку че­ловек «включен» во многие социальные отношения, выполняет множество социальных ролей, а гражданин участвует только в тех связях, которые носят правовой характер. В демократическом и правовом государстве в этом заинтересованы не только отдельные личности, но и властные структуры, которые в первую очередь создаются именно для охраны прав и свобод человека. В качестве примера можно сослаться на ст. 2 Конституции РФ, в которой говорится: «...Признание, соблюдение и защита прав и свобод че­ловека и гражданина - обязанность государства». Символично, что указанная статья располагается в разделе «Основы конституционного строя», тем самым подтверждается за­щита прав, свобод, интересов индивида в качестве принципа об­щества и государства. Таким образом, механизм обеспечения прав человека объективно приобретает форму юридических гарантий. Говоря о гарантиях, подразумевающих под собой совокупность факторов, условий, принципов, обеспечивающих эффективную реализацию прав и свобод человека, необходимо помнить о таком их свойстве, какпроцедурность, поскольку вне определенных пра­вил юридические гарантии утрачивают правовую форму, а вместе с ней и надежность. Сами по себе юридические нормы не могут гарантировать прав человека, но их реализация без адекватного правового оформления снижает возможности их защиты со сто­роны государства. Юридические процедуры, в рамках которых регулируются и охраняются права и свободы человека, как правило, содержатся в конституциях. Отвлекаясь от индивидуальных особенностей тех или иных государств, можно сказать, что конституция определяет порядок обращения гражданина в суд в случае нарушения его ин­тересов; порядок рассмотрения дел; право на обращение в органы международной юрисдикции, если исчерпаны все внутригосудар­ственные возможности; право на получение квалифицированной юридической помощи; право на возмещение ущерба, причинен­ного незаконными действиями (или бездействиями) должностных лиц и органов государства и т.д. Система гарантий реализуется через деятельность государст­ва. Во второй половине XX столетия после всех ужасов и соци­альных потрясений, которые выпали на долю человечества, стала весьма влиятельной и популярной идеясоциальной солидарнос­ти, идущая от французского социолога и юриста Л. Дюги. Изна­чально эта концепция была альтернативой революционному пути развития человеческого общества и сориентирована на рефор­мистские, ненасильственные методы разрешения социальных конфликтов. Связи, объединяющие людей в обществе, являются узами социальной солидарности или

взаимозависимости. Совре­менное государство, там, где функционирует реальная демокра­тия, более не является аппаратом насилия и угнетения, как это было ранее. Теория и практика сходятся в том, что государство должно стать органом компромисса всех слоев общества, факто­ром умиротворения и согласия. Это требует, естественно, некоего объединяющего символа, идеи, имеющих масштаб общенацио­нальной ценности. Нельзя категорично утверждать, что является более сущест­венным и главным для всех людей, без исключения, но думается, чтоправо на жизнь - все-таки главное право человека.Оно было записано и провозглашено 10 декабря 1948 г. во Всеобщей декла­рации прав человека и имеет следующую редакцию: «Каждый че­ловек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкос­новенность». Вместе с тем важнейшие аспекты содержания права на жизнь не нашли своего места в основных универсальных до­кументах, таких, как Международный пакт о гражданских и по­литических правах и т.д. Право на жизнь чаще всего интерпре­тируется как право индивида на свободу и личную неприкосно­венность, порой сводя проблему к отмене смертной казни. Содержание прав человека на жизнь и роль государств в этой связи следует понимать значительно шире, чем это принято. Пра­во на жизнь – это прежде всего право на мир в самом широком смысле этого слова. Оно включает в себя обязательства государств не допускать войн и вооруженных конфликтов, актов терроризма, преступных посягательств на жизнь и здоровье людей. Данная проблема должна рассматриваться не только в аспекте прав от­дельного человека, но и через призму интересов нации, народнос­ти, этноса. Право на жизнь не является элементарным отражением всех других прав человека, а имеет собственное социальное содержа­ние, синтезируя все другие права и свободы в самом главном и ценном. Сознавая некоторую упрощенность подобного подхода, тем не менее справедливо выдвигать тезис о том, что право на жизнь пред­полагает право человека на достойное человеческое существова­ние. Реализация права на жизнь требует гарантий и других прав человека, прежде всего, права на труд, образование, здравоохра­нение и т.п. Права человека - исторически подвижная категория, посто­янно видоизменяющаяся вместе с эволюцией общества и государства. Ранее права человека понимались прежде всего как автоно­мия личности, как ее свобода от государственного вмешательства. Сейчас акценты сместились в сторону положительных услуг го­сударства в адрес конкретной личности. В русле подобных кон­цептуальных положений вызывает, мягко говоря, некоторое не­доумение идея «минимизации» государства в области экономики и социальной политики, имеющая не так уж и мало сторонников. Причем происходит это на фоне постоянного недоедания, бездо­мности, апартеида, геноцида и расовой дискриминации сотен мил­лионов людей. В этой связи важно не забывать о том, чтовозмож­ности общества как саморегулирующейся системы довольно ве­лики, но не безграничны. Без государства, без его участия многие социальные проблемы останутся неразрешенными. Современные государства стремятся быть не только правовы­ми, но и социальными одновременно, что нередко получает свое конституционное закрепление. Европейская социальная хартия (1961 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) и другие международно-правовые до­кументы содержат, правда, в несколько декларативной форме, требования к государствам в области экономической и социальной политики. Природа социально-экономических прав («прав второго поколения») является предметом дискуссий, поскольку многие юрис­ты отрицают за ними свойство субъективных прав на том простом основании, что они не всегда могут быть обжалованы и защищены в суде (право на труд, на безопасную экологию и т.п.). Их способ защиты не совпадает с механизмом отстаивания личных и поли­тических прав, но не перестает от этого быть значимым для каж­дого отдельного человека. Рыночная экономика порождает неравенство экономическое и социальное, а порой и юридическое, что может привести к зна­чительной социальной напряженности. Изначально рынок не предполагал никаких социальных гарантий, особенно на первых этапах. Только потом, под воздействием субъективных и, видимо, большей частью объективных факторов произошло то, что в пос­леднее время стали называть «социализацией капитализма». Государство должно гарантировать каждому человеку прием­лемые стандарты жизни, предполагающие определенный уровень жилья, работы, питания, образования, социального страхования, медицины, культурного уровня и т.п. Современное правовое социальное государство является совер­шенно новым этапом развития государственности. В последнее время в литературе все чаще стали встречаться утверждения о том, что социальное государство является своеобразной антитезой го­сударству либеральному. Нельзя сказать, что они являются бес­спорными, однако имеют под собой некоторую основу. Правовое государство эпохи «классического либерализма» было основано на идеологии крайнего индивидуализма, негативном понимании свободы, невмешательства в экономику и имело вид своеобразно­го «ночного сторожа», единственной функцией которого являлась охрана правопорядка. Постепенная социализация государства привела к тому, что оно получило название «государство всеоб­щего благоденствия». Социальное государство должно тесно взаимодействовать с ин­дивидом на основе программной цели - обеспечения достойных условий жизни. Государство обязано создавать все возможности для саморазвития личности, при этом исключать факторы, пи­тающие социальное иждивенчество. Не только государство долж­но отвечать перед гражданином за его уровень жизни, но и граж­данин на основе гарантированной свободы и отношений собствен­ности обязан отвечать за свое материальное обеспечение. Если в об­ществе созданы все условия для того, чтобы заработать, а граж­данин их не использует, говорить об ответственности государства в данном случае не имеет смысла.


9540535776880134.html
9540598062149649.html
    PR.RU™