О доверии помыслу. себе помочь. Должен понять, что верить своему помыс­лу, который внушает ему, что он лучше всех, что он свят и тому подобное




себе помочь. Должен понять, что верить своему помыс­лу, который внушает ему, что он лучше всех, что он свят и тому подобное, — это прелесть. От такого по­мысла, если сам человек его удерживает, — не ото­бьешься даже из пушки. Чтобы этот помысл ушел, нужно смириться. Иногда люди, находящиеся в таком состоянии, просят меня помолиться о них. А чем по­может такому человеку моя молитва? Если он сам ос­тавляет в себе бикфордов шнур, который просунул в него диавол, то опять взлетит на воздух. Все равно как если бы человек [сидел на пороховой бочке] держал в руках фитиль и при этом просил тебя помочь ему из­бежать взрыва!

— Геронда, я стала просто ненормальной...

— Это кто же тебе такое сказал? Уж не твой ли по­мысл? [Не бойся] — я со Святой Горы за тобой слежу. Помню о тебе. Не стала ты ненормальной, не стала. Но вот если начнешь верить своему помыслу, он точно све­дет тебя с ума. Не верь своему помыслу: ни когда он говорит, что ты пропащая, ни когда величает тебя свя­той.

Доверие помыслу приводит к душевным болезням

— Геронда, если человек мучается помыслом, что все
вокруг якобы только им одним и заняты, то как ему этот
помысл прогнать?

— Этот помысл от лукавого, который стремится
сделать человека больным. Надо относиться к такому
помыслу с безразличием, не обращать на него внима­ния. Ему нельзя верить ни на грош. Например, человек
мнительный, увидев, как два его знакомых тихо разго­варивают между собой, думает. «А ведь это они мне
косточки перемывают! Не ожидал от них такого!» А
люди беседуют совсем о другом. Если дать такому


помыслу волю, то постепенно он «наберет обороты» и человек дойдет до того, что станет думать, будто за ним следят, его преследуют. Даже если кто-то имеет «не­опровержимые данные» о том, что окружающие заня­ты им одним, он должен знать, что эти «факты» под­тасовал столь хитрым образом не кто иной, как сам враг, желая убедить человека [в истинности внушаемо­го помысла]. Какой же диавол хитрый подтасовщик!

Я знаком с одним юношей. Будучи весьма умным, он верит своему помыслу, который внушает, будто он психически неуравновешен. Принимая помыслы, кото­рые приносит ему тангалашка, молодой человек создал себе целую кучу комплексов. Он пытался покончить с собой, совершенно измучил своих родителей. Бог дал ему силы и дарования, но враг все это приводит в не­годность. Так парень мучается сам и мучает других. Я не могу понять: ну зачем люди принимают эти тангалашкины помыслы и сами делают свою жизнь невыно­симой? Потом они даже Бога начинают обвинять в том, что с ними происходит, а ведь Он так нам благо­детельствует и так нас любит! Что ни говори таким лю­дям — толку не будет. Пока сам человек не перестанет верить помыслам, которые приносит ему враг, все раз­говоры с ним вымотают силы и больше ничего.

— Геронда, впечатлительность — это душевная не­мощь, болезнь?

— Нет. Любочестие и впечатлительность, чут­кость— это естественные дарования, однако, к не­счастью, диаволу [иногда] удается использовать их в своих целях. Диавол часто внушает чуткому, впечатли­тельному человеку сгущать краски, чтобы он был не в силах перенести какую-то трудность или же — чуть понеся ее — надорвался, разочаровался, измучился и в конце концов покалечился. Если с пользой употребить врожденную впечатлительность, чуткость, то она ста-




9535995809209817.html
9536051180497545.html
    PR.RU™