Очерк второй РУСЬ, ОТКУДА ТЫ? 6 страница

Таков один пример того, каким был процесс обращения имагинативных образов в понятия. Исчезнув из поля сверхчувственного созерцания, они долгое время открывались греку в созерцающем суждении, о котором говорит Гете. При этом отличие Гете от греков состояло в том, что он к своим интеллектуальным созерцаниям приходил из силы индивидуального "я"; греки же шли к ним "на помочах" мифологических образов, которые они переживали несравненно живее, чем это можем теперь делать мы. Потом последовала еще одна метаморфоза интеллигибельного мира, в результате которой миф целиком превратился в сумму понятий. Параллельно этому переживало метаморфозу и человеческое существо, придя к тому роду высшей нервной деятельности, который способен давать теневое, понятийное отражение имагинативных мысле-образов.

Представим себе на миг, что имагинаций греко-латинской культуры не были бы образными. Тогда не было бы никакой античности и эллинизма. Культура и вся древняя цивилизация застыли бы в бесцветном монотеизме, более убогом, чем ислам. Отдельные посвященные пробивались бы к познанию сверхчувственных миров, но у них отсутствовала бы всякая возможность употребить это познание в чувственном мире, как это, например, до сих пор происходит в среде восточных посвященных, которые с помощью йоги вызывают столь глубокие состояния транса, что поднимаются до высшего Девахана, однако, возвращаясь в физическое тело, не могут ничего сказать о своем опыте.

С приходом Христианства не только на физической Земле началась новая эра, но и в духовном мире произошла фундаментальная смена имагинаций. У Матери-Земли от Небесного Отца родился Сын Божий. После Воскресения Он соединился с аурой Земли, стал Духом Земли. Все события Его земной и посмертной жизни рождали мощные имагинаций в окружении Земли. Они также носили образный характер, и первыми их стали переживать апостолы: Павел - перед Дамаском, Иоанн - на Патмосе, а затем христианские подвижники.

Эти имагинаций были высшим, самым достоверным свидетельством того, что действительно наступили новые времена, что Мессия поистине вочеловечился, умер и воскрес, победив смерть. Своим светом они озарили и те имагинаций, которые были даны ветхозаветному иудейству.* После написания Нового Завета Библия получила завершенный вид и стала письменным сводом имагинаций нового христианского мира. В центре их стоит Христос Иисус - Сын Божий и одновременно - Бог человеческой индивидуальности, человеческого "я", Представитель Человечества. Поэтому их особенностью, в сравнении с прежними имагинациями, является иная, значительно большая индивидуализирующая сила воздействия на людей.

* "В свете, который Христос приносит человеческому "я", снова присутствует пра-свет". Р.Штайнер, "Антропософские тезисы". № 115-120 (ИПН 26).

В той части христианского мира, который сложился в пределах Византийской Империи, носителями новой религии в основном были греки - наиболее склонный к переживанию имагинаций народ в античном мире. Это не противоречит сказанному нами, что греки теряли имагинативные способности и переходили к мышлению в понятиях, ибо такой путь был уделом немногих, тех, у кого хватало сил и дарования встать на вершину задач своего времени. В основной же массе население Эллады жило в сумеречных грезах полуясновидческого рода. С приходом Христианства в сумрак этих грез стал проникать новый свет, и в среде тех, кто всей душой отдавался новой религии, сложился определенный духовный праксис, приводивший наиболее глубоких подвижников к сознательному переживанию новых имагинаций. Это опять же были незаурядные личности, выделявшиеся на общем фоне пестрого мира христианского аскетизма, с его многочисленными неудачами, одержимостью и фанатизмом. Мы вправе говорить о них как о христианских посвященных. Они отличались от тех, кто шел путем западного эзотерического Христианства, берущего свое начало от Иосифа Аримафейского и Святой Чаши. Однако и задачи у них были иные: дать творческим силам Христова Импульса доступ в среду пластичной душевности людей Восточной Европы, дабы преобразовать ее так, как это соответствует задачам шестой культурной эпохи, а также специфическим задачам восточного Христианства в современной культурной эпохе, где оно должно обрести душу для того Духа, что встает из лона западного эзотерического Христианства и в наше время открывается в Духовной науке.

Посвященные восточного Христианства смогли открыть творческим силам новых имагинаций доступ к человеческим душам. Имагинаций чувственно видимым образом предстали перед людьми - они предстали в виде икон.


9533337491673626.html
9533365605332082.html
    PR.RU™